Гиперадренокортицизм собак
Блок поломан или отсутствует. Либо не найдено его содержимое, либо необходимо включить его модуль.

Гиперадренокортицизм собак

Надпочечники являются железами внутренней секреции. Они располагаются краниомедиально от почек. Каждый надпочечник состоит из двух основных частей — мозгового и коркового слоев. Корковый слой, в свою очередь, делится на клубочковую, пучковую и сетчатую зону. Этот слой ответственен за синтез и секрецию стероидных гормонов. Нарушение секреции одного из них — кортизола — будет рассмотрено в этой статье.

Кортизол влияет на большую часть обменных процессов: белковый, жировой, углеводный обмены, электролитный баланс. Обычно его концентрация в крови возрастает при неблагоприятном воздействии на организм какого-либо фактора. Основная задача кортизола в этих условиях — создание максимального комфорта для борьбы организма с недружественным воздействием на него. Кортизол способствует мобилизации энергетических запасов, усилению сосудистого тонуса и действует противовоспалительно. Все это полезно в экстремальных условиях.

Синтез кортизола надпочечниками происходит под влиянием гипофиза, который стимулирует этот процесс, выделяя в кровь адренокортикотропный гормон (АКТГ). По достижении концентрации кортизола необходимого уровня гипофиз прекращает стимулирующую работу, и концентрация кортизола снижается. Такой механизм позволяет держать кортизол в крови в нужном количестве.

Механизм регуляции секреции кортизола

Нарушение в системе регуляции синтеза и секреции кортизола приводит к гиперадренокортицизму (ГАК).

Гиперадренокортицизм

Гиперадренокортицизм (ГАК) — состояние, обусловленное хронической повышенной концентрацией глюкокортикоидов в крови.

Спонтанный гиперадренокортицизм

Схема ГЗГ и Схема ГОН

ГАК — одна из наиболее часто регистрируемых эндокринопатий собак. В то же время это состояние крайне редко наблюдается у кошек. Средний возраст собак, страдающих ГЗГ — 7-9 лет, а ГОН — 11-12 лет.

Жалобы, которые чаще всего озвучиваются владельцами животных, страдающих ГАК:

  • Полиурия/полидипсия
  • Усиление аппетита
  • Поражения на коже
  • Снижение активности, плохая переносимость физических нагрузок
  • Отсутствие течек

Осмотр может выявить следующие характерные для ГАК признаки:

  • Изменение телосложения (уменьшение мышечной массы, увеличение размеров живота, провисание позвоночника)
  • Обширные алопеции без признаков воспаления
  • Кожные изменения:
    • Истончение кожи
    • Нарушение эластичности
    • Образование кальцификатов в толще кожи — обычно локализованы на дорсальной поверхности шеи, у основания ушных раковин
    • Растяжение и истончение послеоперационных рубцов

Дополнительные методы диагностики могут дать косвенные доказательства наличия ГАК. К ним можно отнести тромбоцитоз, «стрессовую лейкограмму» (относительная нейтрофилия, лимфопения, эозинопения) при ОАК, а так же повышение активности щелочной форсфатазы и АЛТ, повышение концентрации холестерина при БХ анализе крови.

Верификация диагноза может осуществляться при помощи пробы с АКТГ или при помощи малой дексаметазоновой пробы (МДП). В нашей клинике штатной считается МДП. Ее преимущества заключаются в доступности и возможности в ряде случаев получить некоторые данные, касающиеся топической диагностики. Недостатком этой пробы можно назвать время ее выполнения (около 8 часов). Суть пробы заключается в том, что в норме внутривенная инъекция Дексаметазона способствует длительному снижению концентрации кортизола в крови, а при наличии ГАК этого снижения не произойдет, или оно будет временным и не продлится дольше 4 часов.

Техника выполнения пробы несложна. Вначале берется проба крови № 1 для определения в ней базового уровня кортизола. Внутривенно вводится Дексаметазон в дозе 0,01-0,015 мг/кг. Через 4 и 8 часов после этого берется еще по одной пробе крови для определения концентрации кортизола (№ 2 и № 3). Тест считается отрицательным, если концентрация кортизола в пробах, взятых после введения дексаметазона, значительно снизится и станет меньше 50 нмоль/л. Временное снижение через 4 часа и последующий значительный подъем через 8 часов после введения Дексаметазона характерны для ГЗГ. Отсутствие выраженной супрессии также подтвердит присутствие ГАК, но не позволит определить его вид.

В арсенале специфических тестов для диагностики ГАК есть также определение соотношения кортизол/креатинин в моче. Этот тест, обладая высокой чувствительностью, но низкой специфичностью, позволяет с высокой вероятностью исключать ГАК, но не подтверждать его. Поэтому он может быть рекомендован к использованию в случаях, когда имеются неясные признаки ГАК и клиницист желает нетрудоемким тестом на ранних этапах диагностики исключить это состояние. Результат, превышающий норму, потребует для подтверждения ГАК применить более специфичную малую дексаметазоновую пробу.

Когда ГАК подтвержден, встает вопрос о топической диагностике — выяснении причины его возникновения. Это важный этап диагностики, от которого зависит выбор способа лечения. УЗИ является доступным и относительно недорогим методом диагностики, при помощи которого можно визуализировать надпочечники и обнаружить признаки их опухолевого поражения. В нашей клинике УЗИ является основным способом топической диагностики при ГАК. Отсутствие признаков опухолевого поражения надпочечников позволяет с большой долей вероятности сделать вывод о том, что имеет место ГЗГ. Обнаружение УЗ-признаков опухолевого поражения надпочечника вызывает подозрение о ГОН. В этом случае визуальный метод диагностики дополняется функциональной пробой, в качестве которой выполняется большая дексаметазоновая проба. Сочетание положительных результатов визуального метода диагностики и функциональной пробы говорит о ГОН с высокой степенью вероятности. В этом случае можно с большей уверенностью рекомендовать адреналэктомию.

Выбор метода лечения зависит от вида ГАК. В случае ГОН методом выбора будет адреналэктомия. Адреналэктомия у животных с ГАК сопряжена с высоким риском хирургических и анестезиологических осложнений. Успех операции зависит не только от опыта хирурга, но также от качества анестезиологического пособия и интенсивной терапии в ближайший послеоперационный период. Адреналэктомия обязательно должна сочетаться с заместительной терапией глюкокортикоидами, которую необходимо бывает проводить в течение 0,5-1 месяца после операции с постепенной отменой.

Для ГЗГ в большинстве случаев предпочитают выбрать консервативный способ лечения. Идея такого способа лечения заключается в применении препаратов, способных подавить функцию коры надпочечников. В качестве таких препаратов рекомендованы Митотан (Лизодрен) и Трилостан (Веторил). В своей практике я предпочитаю применять Трилостан (Веторил). Связано это с меньшей инцидентностью побочных эффектов и несколько лучшими показателями выживаемости по сравнению с Митотаном. Кроме того, лечение Трилостаном мне представляется более предсказуемым, что позволяет с большей уверенностью планировать лечебно-диагностические мероприятия. Поэтому Трилостан является базовым средством для консервативного лечения ГЗГ в нашей клинике.

Трилостан (Веторил) блокирует 3β-гидроксистероиддегидрогеназу — фермент, участвующий синтезе стероидных гормонов и таким образом снижающий концентрацию кортизола в крови. Действие его обратимо. Поэтому лечение Трилостаном предполагает пожизненное его применение. Необходимо подобрать минимальную эффективную дозу данного препарата. Для этого сначала назначается небольшая его доза, которая в дальнейшем увеличивается на основании результатов теста с АКТГ. Я предпочитаю начинать с дозы 1-1,5 мг/кг 2 раза в сутки и планирую проведение теста с АКТГ через 10-12 дней. Концентрация кортизола в пробе крови после стимуляции АКТГ в диапазоне 20-150 нмоль/л говорит о достаточности назначенной дозы. Контрольно тест повторяется через месяц и далее каждые 3-4 месяца. В случае, если концентрация кортизола превышает требуемый диапазон значений, доза Трилостана увеличивается.

Консервативное лечение дает хорошие результаты при ГЗГ. Однако надо помнить, что применение Митотана или Трилостана при ГОН часто бывает неэффективным и может применяться только как вынужденная мера в случае невозможности выполнения адреналэктомии.